+7 495 120 43 93

Форма обратной связи
(*) - обязательные поля

Интервью с начальником участка ДСК в Долгопрудном

Начальник участка ДСК в г. Долгопрудном

Роман Половинкин о работе
дробильно-сортировочного комплекса

— Как давно работает дробильно-сортировочный комплекс?

— Дробильно-сортировочный комплекс, обеспечивающий технологическую переработку строительных отходов, включающую извлечение и восстановление ценных компонентов отходов, с возвращением их для повторного использования на вторичный фракционный щебень, удовлетворяющий экологическим и строительным нормам, а также требованиям в безопасности ведения работ и охраны окружающей среды начинает свою деятельность с 1997 года. Площадки с этого времени находятся по прежним адресам производства МО, г. Долгопрудный, Промышленный проезд и г. Москва, ул. Дорожная.

— Какие дробильные установки вы используете в настоящий момент?

— В 2013 году был введен в эксплуатацию итальянский завод большой производительности компании МЕМ, с электрическим питанием всех узлов и агрегатов, включающий в себя стационарные щековые последовательные дробильные установки, стол ручной сортировки с извлечением посторонних примесей непосредственно в бункеры накопители отходов, многоуровневые вибрационные грохота с увеличенной площадью просева, агрегатов воздушной сепарации готовой продукции от мелких примесей, ячеек-накопителей фракционного щебня. Управление заводом осуществляется с пульта управления и может осуществляться в автоматическом режиме.

— Чем итальянский завод отличается от прежних установок, какие преимущества вы получили с его приобретением?

— Во-первых, электрическая тяга – это экономия топлива. Во-вторых, замкнутый цикл подачи сырья, воздушная сепарация, три магнита, более совершенные грохота, дробилки. Все это управляется с пульта и может работать в автоматическом режиме. Этим заводом мы существенно подняли качество щебня. Размер хорошо идет, чистота за счет воздушной сепарации и стола ручной сортировки. Дизельные мобильные дробилки, как и грохота, были в эксплуатации много лет. В принципе, их еще можно использовать, но уже не с такой производительностью.

— Следите за конкурентами, на чем они работают?

— Установки у них разносортные, объемы маленькие и площадки небольшие. Такого объема как мы никто не производит.

— Сколько машин в среднем проходит за день?

— Обычная дневная нагрузка – около 300 машин, а сейчас около 80-100. В мае у нас заканчивался щебень в продаже, его просто не хватало. Поток машин был с Лихачевского шоссе. А сейчас лежат горы. Это общий спад, вероятно по всему городу.

— Как вы сортируете щебень, по каким принципам?

— Да, сортировка обязательна, требования к щебню разные. Кирпич красный – одни требования, на дорогу его не пустишь, обычно он идет на благоустройство болотистых участков, на засыпку, потому, что он дешевле. А бетонное сырье отдельно. Бетонный щебень прочнее, берут его охотнее. Сортировка происходит на этапе сноса и погрузки, до при-воза на участок. Когда сырье привозится в смешанном виде, то рассортировать его невозможно. Норма кирпича в бетонном щебне не более 5%. Оценка субъективно-объективная, состав определяется визуально. По идее должен приходить чистый лом, но в бетоне попадается и кирпич. Все это видно сразу.

— Для каких целей обычно используется щебень?

— Щебень используется обычно для благоустройства площадок, стоянок, подъездных путей, временных дорог, производства бетонов низких марок прочности. Устройства дорожного основания в частном секторе и при малоэтажном строительстве.

— Вы работаете только с крупными компаниями или частники тоже покупают?

— Частники тоже покупают для площадок, гаражей, коттеджей. Даже асфальтная дорога на таком щебне будет вполне нормальной, если положить достаточный слой. Вполне выдержит и большегрузный транспорт. Но все это не для крупных магистралей, само со-бой.

— Расскажите, как работает завод, какова пошаговая схема обработки сырья?

— Когда машина приходит сюда, ее определяют на площадку разгрузки, в зависимости от типа сырья. Затем экскаватор делает первичную обработку. Если по-ступает целая плита, ее обжимают, выделяют арматуру, убирают крупные металлические элементы. Другими словами, идет под-готовка куска для поднятия его в дробилку. Есть определенный зазор, под размеры которого должно быть подготовлено сырье. Затем подъезжает погрузчик, грузит его в ковш и везет в приемный бункер дробилки. Минимальный зазор 150-170 мм, дробится до этого куска и подается на стол ручной сортировки. Здесь на столе ручной сортировки отбрасывается мусор – древесина, тряпки и так далее. Питатель, специальная гусеница, подает сырье на грохот, где происходит отсев мелкой фракции, чтобы не было износа дробилок. Магнитный сепаратор отбрасывает арматуру. Маленькая дробилка доводит до нужного куска, затем сырье идет на рассев. Второй грохот делит на фракции. Размеры фракции щебня мы можем задавать целенаправленно, какие нужны заказчику.

— Сколько человек работает на ДСК?

— Сейчас на заводе работает 10 человек. Вместе с машинистами погрузчиков и экскаваторов, с механиками, одновременно задействовано около 20 человек. Кроме того, еще есть начальник участка и кассир. Всем процессом управляет оператор, ручного труда нет. Только на столе ручной сортировки. Очень много вращающихся частей, редукторов, электродвигателей, на обслуживании механизмов в день задействовано порядка 3 человек. Текучка здесь очень низкая, коллектив стабильный. Сотрудники есть из Москвы, есть из регионов. Для них имеются жилые помещения. Вахтовая работа в основном у операторов дробильных установок, они неделю работают, неделю отдыхают. Опыт у ребят большой, они еще с дизельных установок начинали. Оплата труда достойная, несмотря на трудности, которые у нас есть сейчас.