+7 495 730 71 11

Форма обратной связи
(*) - обязательные поля

Генеральная уборка

Чтобы превратить этот процесс в прибыльный бизнес, нужно озарение. А еще — хорошая техника и квалифицированные кадры

Страшная картина: безжизненные горы строительного мусора, в которых не могут существовать даже крысы, вместо лесов и зеленых полян вокруг Москвы. Вереницы самосвалов, подвозящих все новые сотни тысяч кубометров железобетонного лома, старого асфальта, кирпичного боя. Обратная сторона строительного бума. Если мы избавлены от такого леденящего душу пейзажа, то не в последнюю очередь благодаря компании «Сатори», бизнес которой основан не только на разборе старых зданий и вывозе строительного мусора, но и на его переработке.

О пользе скорочтения Мысль превратить уборку в бизнес пришла Андрею Гусарову, основателю «Сатори», на курсах скорочтения. Причем уже тогда, в 1992-м, он думал не о мелком деле вроде чистки квартир или подметания улиц, а о масштабной работе в самом большом городе страны. Потому как много читал (иначе зачем курсы?) и живо представлял себе грядущий объем строительства в стремящейся к обновлению столице. Из книг же как-то сразу пришло и название — «сатори» — что в переводе с санскрита означает озарение, просветление. Одним словом — путь к мудрости. И зеленое яблоко в качестве символа появилось неслучайно. Впрочем, в данном случае речь пойдет не об идеях и символах, а о конкретных делах и машинах.

Компания была основана 15 февраля 1993 года. Поначалу занявшись самым тяжелым, но и хорошо оплачиваемым делом — земляными работами. Однако дело это было для Гусарова слишком нехитрым, и очень скоро он предложил клиентам то, на что и делал основную ставку: снос старых домов, вывоз мусора и благоустройство территории. Услуги оказались весьма востребованы, и очень скоро, в 1994 году, «Сатори» заметили «наверху», то есть в московском правительстве. Потому что компания блестяще справилась со сложным заданием — разбором Дома украинской книги на Старом Арбате. Место было непростое: узкие переулки, историческая застройка, старые коммуникации. Но все было сделано аккуратно и в срок. Тогда «Сатори» заслужила не только благодарность — с тех пор она стала участвовать в городских программах.

«Хрущевки» в подарок Оговорюсь: компания работала не только по заданиям столичных властей, но выполняла, к примеру, заказы западных фирм. И все же крупные объемы стали приходить с началом сноса целых кварталов «хрущеб», или «хрущевок», как эти дома еще называют. То, что доставляло радость новоселам 60-х, на глазах превращалось в горы серо-коричневых обломков (о чем, к слову, мало кто жалел: жить в таких домах становилось все менее уютно и все более безрадостно). На первый взгляд, бестолковых обломков. Вот тогда-то, думаю, на Андрея Гусарова снизошло «второе просветление». И в 1995 году «Сатори» стала одной из первых строительных компаний, предлагающих не только вывоз, но и переработку строительного мусора.

Речь шла главным образом о так называемом «вторичном щебне» — измельченном старом бетоне. Конечно, в качестве основы для строительных конструкций такой щебень не годится, но для отсыпки оснований будущих строений и подготовки фундаментов — вполне подходит. Вторичные строительные материалы используют сегодня во всем мире, но в те годы в России их избегали. Хотя компания закупала современные перерабатывающие комплексы, очень и очень долго выпуск щебня был делом убыточным.

В 1996 году началась реконструкция МКАД. 109 километров дороги, построенной тридцать лет назад, предстояло расширить в два с половиной раза, снести 36 мостов и путепроводов, возвести на их месте современные развязки. Участие в этой программе подарило специалистам компании огромный опыт, пригодившийся в последующие годы.

В 1997 году «Сатори» приобрела весьма дорогостоящее оборудование: алмазный резак для бетона Boart Longyear. С его помощью были утилизованы мост над железной дорогой в Капотне, Химкинский мост через канал имени Москвы, Спасский мост, железнодорожный мост над путями Смоленского направления и другие сооружения. Дробильно-сортировочные комплексы компании работали без остановки, превращая все 36 мостов в щебенку.

На следующий год забуксовавшая было программа сноса старого жилья получила новый старт. В 1998-м «Сатори» становится финансово-промышленной корпорацией, оказывающей, помимо основной деятельности, транспортные и дилерские услуги, производящей сервисное обслуживание и ремонт строительной техники и грузового автотранспорта, занимающейся деревообработкой и инвестированием.

За четыре года компания снесла более двухсот «хрущевок»: только в 2002 году объем переработки бетонных конструкций составил 360 тысяч кубов. В настоящее время как минимум 30% этого рынка принадлежит именно «Сатори». Кроме того, в последние два года работа дробильно-сортировочных машин начала наконец приносить прибыль: на российский рынок пришли компании, умеющие ценить каждый доллар и каждый евро и не понимающие, как можно зарывать в землю — в буквальном смысле — миллионы.

Строить — не ломать Все, что построено при участии «Сатори», перечислить нереально. Но все же… В 2000 году «Сатори» участвует в строительстве торгово-офисного комплекса на Сухаревской площади и автоцентра «Рольф-Север» на Ленинградском шоссе. Затем — реконструкция стадиона «Локомотив».

2001 год — строительство гостиницы на Остоженке. Параллельно идет серьезное обновление парка, в нем появляется первый 20-кубовый самосвал Scania, 60-тонная Scania-Goldhofer, установка для укладки плитки, еще один дробильно-сортировочный комплекс, экскаваторы JCB.

2002 год стал проверкой на прочность: компания разбирает 22-этажное здание гостиницы «Интурист» на Тверской. Особенность работ состояла в том, что на большую высоту невозможно было поднять тяжелую технику: немалый объем работ пришлось выполнять вручную. Сами технологии сноса многоэтажных зданий приходилось совершенствовать или даже выдумывать на ходу — они, кстати, теперь стали ноу-хау «Сатори». В том же году начинается строительство двух гипермаркетов «Ашан» — на Осташковском и Сколковском шоссе: на отсыпку фундаментов идет вторичный щебень, полученный в результате дробления конструкций «Интуриста». С учетом масштабности работ компания обновляет и расширяет автопарк: в нем появляется еще 50 самосвалов Scania, экскаваторы и погрузчики Caterpillar.

В 2003 году «Сатори» строит два многоэтажных комплекса в Северном Бутово и в деревне Федюково Подольского района, гипермаркет на Дмитровском шоссе, Медицинский ортопедический центр в Малом Палашевском переулке.

А в 2004-м сменяет субподрядчика, так и не сумевшего в срок справиться с разборкой гостиницы «Москва», и через несколько месяцев номенклатурный отель перестает существовать. В 2005-м «Сатори» — генподрядчик и проектировщик разборки гостиницы «Россия»: эти работы должны начаться в первые дни уже следующего, 2006 года.

«Дешево и хорошо» не бывает На чем другом, а на технике в «Сатори» никогда не экономили. Начинали на «КамАЗах» и «МАЗах», но, как только появилась возможность, перешли на мощные и вместительные восьмиосные Scania. Сегодня у компании более ста тяжелых самосвалов, причем половину автопарка составляют грузовики именно шведского производства.

Не скупилось руководство и при закупках самоходной строительной техники — в итоге все равно получалось выгоднее. По возможности, в компании стараются использовать только «проверенные марки» — Caterpillar, Liebherr, Hitachi, JCB, Kracher, Krupp, Bobcat и другие. Всего в парке 21 экскаватор с различными видами дополнительного оборудования — гидромолотами, фрезами, бетоноизмельчителями, грейферами. Опыт работы в «Интуристе» заставил закупить и миниэкскаваторы, которые могут работать в помещениях с ограниченной высотой. А для высотных работ, наоборот, используются мощные Liebherr R-942 HDSL и Caterpillar-330CL — оба с вылетом стрелы до 21 метра.

Кроме того, есть еще 10 погрузчиков, в том числе гусеничных, приспособленных для работы на сыпучих грунтах, два бульдозера, три бетононасоса, пять дизельных генераторов и другая техника.

Однако, как показывает практика, большая часть работ все-таки приходится на самосвалы: желто-синюю технику с логотипом «Сатори» можно встретить в любом районе города и за пределами Москвы: не так давно компания начала разработку собственного песчаного карьера в Переславле-Залесском.

Иной раз случаются и курьезы: например, клиенты звонят в представительство Scania и просят продать им грузовики марки «Сатори»…

Машины и люди Пора заслушать «начальника транспортного цеха», то есть технического директора «Сатори» Александра Монченко.
— Александр Иванович, — спрашиваю его, — правда ли, что практически все машины и механизмы вы предпочитаете приобретать в лизинг?
— Да, потому что практика показывает: когда деньги сразу начинают работать «сами на себя», это выгоднее, чем если прибегнуть, скажем, к кредиту. Конечно, если появляется возможность приобрести что-то за счет собственных средств, мы так и поступаем, чтобы не выплачивать проценты.
— Почему выбор был сделан в пользу Scania?
— Это решение принималось еще до моего прихода в «Сатори», однако я считаю, что оно верное. Scania на сегодняшний день, по моему мнению, наиболее адаптированный для работы в российских условиях самосвал. Потому, например, что он имеет высокий клиренс или, как мы говорим, достаточно большой угол атаки. Таким образом, все ключевые узлы находятся достаточно высоко, риск повредить их минимален. Кроме того, скандинавы учли некоторые наши рекомендации, когда готовили партию машин для работы в России. Но, в общем-то, рекомендаций было не очень много. Все-таки автомобили выпущены в Швеции, стране со схожим климатом.
— То есть, пока нет желания обновлять парк за счет других марок и моделей?
— Мы руководствуемся не личными предпочтениями, а жесткими расчетами. Вот, скажем, только что получили задание от руководства провести консультации со всеми нашими структурами и подготовить предложения по обновлению парка, учитывая опыт последних трех-четырех лет работы. Но я полагаю, что мы вновь остановимся на проверенной технике. У нас ведь до восьмидесяти процентов всего объема работ выполняет именно техника, доля ручного труда невелика. Так что нам требуются надежные машины и механизмы.
С другой стороны, мы должны иметь возможность самостоятельно производить ремонт и техническое обслуживание своего парка. А на сегодняшний день тех же грузовиков Scania у нас пятьдесят одна единица. Поэтому, по договоренности с производителем, нам было передано необходимое гаражное оборудование и инструмент. Соответствующее подразделение «Сатори» получило статус «клиентской мастерской». Шесть наших слесарей прошли необходимую стажировку на заводах Scania в Швеции. Это также берется в расчет. Другое дело, что существующие условия пока не позволяют нам установить особо сложное оборудование, в том числе измерительного, и поэтому статуса сервисной мастерской у нас пока нет. Поэтому сложные работы мы выполняем в центрах «Скания-Россия» в Голицыно и «Скания — Юго-Восток» в Люберцах. Но мы постепенно подкупаем дополнительное оборудование и надеемся рано или поздно получить статус сервисной мастерской.
— Но и без того ваш технический центр, на первый взгляд, весьма разветвленное и сложное подразделение.
— Так оно и есть. Центр включает в себя службу эксплуатации, материальнотехнического снабжения, ремонтную службу, сервис-центр, склады, техотдел и коммерческую группу. Есть еще группа строительно-дорожных машин и механизмов с собственным отделом эксплуатации; есть служба контроля за работой автотранспорта и безопасности движения, в которой механики проверяют техническое состояние автомобиля при его выпуске на линию, а также по возвращении на базу.
— А контроль на линии осуществляется?
— Да, руководство компании поддержало нашу программу по приобретению и установке навигационного оборудования на самосвалы. Мы установили 85 датчиков спутникового слежения. Программа фиксирует километраж и отклонения от маршрутов, незапланированные простои. Это же оборудование помогает обеспечивать охрану машин.
— Scania — техника достаточно сложная. Есть проблемы с кадрами?
— К сожалению, нам катастрофически не хватает высококвалифицированных водителей. Ведь мы работаем зачастую в центральных районах города, с очень узкими улочками, где наши грузовики и проходят-то с трудом. Дополнительные сложности создают владельцы дорогих автомобилей, паркующие их где попало, несмотря на наши просьбы и предупредительные плакаты. А попробуй поцарапай! Поэтому водитель должен просто сливаться с машиной, чувствовать ее, как себя. Поэтому классных специалистов мы стараемся поощрять.
Вообще, система труда такова, что работник очень быстро понимает: чем меньше транспорт простаивает, тем больше он зарабатывает. Но, признаюсь, у нас очень хороших водителей процентов сорок, а надо, чтобы было хотя бы процентов шестьдесят. Вот над этим и работаем сегодня.
— У менеджмента есть какие-то предпочтения при выборе служебного легкового автотранспорта?
— В свое время руководство компании приняло решение о закупке для руководителей подразделений пятнадцати автомобилей Volvo. Машины брались в лизинг с возможностью последующего выкупа по остаточной стоимости. Наши менеджеры так и сделали. Процесс приобретения автомобилей в собственность начался в 2004 году и закончился в 2005-м. Все, кто ранее ездил на служебных машинах, стали их собственниками. Ну, а на сегодняшний день, насколько я знаю, какихо особых предпочтений нет: каждый приобретает себе машину в соответствии с личными запросами и возможностями.

Почему яблоко зеленое? На сегодняшний день «Сатори» является единственной российской компанией, ставшей членом Европейской ассоциации по сносу зданий — European Demolition Association. Впрочем, как уже было сказано, компания не только сносит, но и перерабатывает мусор, и строит. И работы ей уже только по этим направлениям деятельности хватит на долгие годы вперед.

Но яблоко (как известно, упав, оно «осенило» Ньютона законом всемирного тяготения) появилось в символике «Сатори», как я заметил вначале, также не случайно: корпорация развивается, осваивает новые сферы. В том и смысл фирменного знака. А зеленое яблоко потому, что процесс этот — постоянный.

Дмитрий Семенов
Автоизвестия №19, октябрь 2005г.