+7 495 730 71 11

Форма обратной связи
(*) - обязательные поля

«Православный девелопмент: храм как элемент социального заказа»

В дореволюционные времена храмы строились на деньги меценатов, пожертвования царской семьи, иногда деньги собирали всем миром. Сейчас храмы также строятся на частные деньги и средства компаний, но при этом государство взяло на себя выделение участков под строительство, мотивируя это потребностями общества. Сайт «РИА Недвижимость» решил выяснить, кем являются современные храмостроители, и обнаружил, что чаще всего это крупные застройщики жилья, для которых подобные проекты, с одной стороны, дань традиции меценатства, а с другой  возможность сформировать духовный контекст возводимых ими микрорайонов, а заодно и наладить отношения с РПЦ.

Ближе к народу

Среди строительных компаний, которые занимаются реставрацией и возведением храмов, часто встречаются застройщики жилья. Некоторые из них придерживаются «народных» традиций храмостроительства – каждое новое сооружение имеет свою изюминку, хотя и соответствует каноническим стандартам архитектуры храма.

Так, представитель одного из крупнейших игроков рынка новостроек эконом-класса — группы «СУ-155» – рассказывает, что подобными работами компания начала заниматься еще в 2000-х с восстановления храма Николы Белого в Серпухове. За время своей деятельности группа «СУ-155», которой в этом году исполняется 20 лет, заложила и построила храм Покрова Пресвятой Богородицы в Ясенево на юго-западе Москвы и храм Покрова Пресвятой Богородицы в Иваново.

Знаковые объекты, которые ГК «СУ-155» построила за 20 лет.

«У каждого объекта есть особенности и свойства, история, от которых зависит, какие работы нужно будет провести. От этих факторов зависит и стоимость работ», — комментирует строительство и реставрацию храмов представитель «СУ-155».

Он поясняет, что восстановление исторического здания с привлечением субподрядчиков на специализированные работы может стоить  около 35 тысяч рублей  за квадратный метр. При этом в общей сложности на реставрационный проект двухэтажного здания с заменой окон, кровли, внутренней отделкой и оборудованием подземного этажа может быть направлено менее 10 миллионов рублей, добавляет он.

По его словам, заинтересованность строительных компаний в возведении церквей и храмовых комплексов объясняется не только личными духовными потребностями их руководителей, но и потребностями граждан, для которых они строят жилье, а также обращениями непосредственно Русской православной церкви к застройщикам. «Храмы нужны людям», — добавляет он.

В активе застройщика также восстановление воскресной школы при церкви Бориса и Глеба в Зюзине на юго-западе столицы, сгоревшей церкви преподобного Сергия Радонежского в Верхней Верее Нижегородской области и реставрация Патриаршей резиденции в Чистом переулке Москвы, перечисляет представитель «СУ-155».

«Группа компаний «СУ-155» 20 лет занимается строительством жилья в России. Строительство храмов для компании служит предметом благотворительности или «социальной» инфраструктуры, то есть повышает комфорт проживания и формирует культурный контекст жилой среды», — объясняет мотивацию застройщиков, решивших заняться «культовым» строительством, представитель «СУ-155».

На аналогичные причины указывают и другие застройщики. Так, группа компаний «Мортон» построила храм в микрорайоне «Катюшки» в подмосковной Лобне. А в апреле этого года компания намерена заложить первый камень в фундамент храма на 700 человек с домом причта с воскресной школой, крещальной, залом приходского совета и трапезной в микрорайоне «Солнцево-Парк» в новой Москве.

«Мы сознательно пошли дальше, чем просто строительство качественного доступного жилья, понимая, что потребность человека в общении, культурном развитии сегодня практически не реализуется, но эта потребность как никогда высока», — говорит руководитель пресс-службы ГК «Мортон» Игорь Ладычук.

У застройщика есть собственная программа развития русских культурных центров для микрорайонов нового формата компании — «мортонград». В самое ближайшее время девелопер планирует начать строительство двух таких центров — в мортонградах «Бутово» и «Путилково».

Типовое храмостроительство

Впрочем, гораздо чаще застройщики становятся участниками храмового строительства, попав в так называемую «Программу 200», которая реализуется под руководством бывшего заммэра Москвы, а теперь депутата Госдумы и советника столичного градоначальника Владимира Ресина. На сайте программы любой желающий может прочитать, что занимается ею с 2010 года Фонд поддержки строительства храмов Москвы, аккумулирующий добровольные взносы и пожертвования.

При таком серьезном лобби, как Ресин, который долгое время был самым настоящим олицетворением стройкомплекса Москвы, неудивительно, что в «Программе 200» задействованы многие серьезные организации, например, концерн «Крост», «МСМ-5», «Доринж-39», «Московская инженерно-строительная компания», «БалтСтрой», НПО «Космос»,  финансово-промышленная корпорация «Сатори» и другие.

«Что касается критериев отбора, то они очень простые: качество работы. Потому что строительство храма – это дело чести», — заявляет Ресин в беседе с РИА Новости.

По его словам, строительство одного храмового комплекса обходится в среднем в 150-170 миллионов рублей. Эта цифра включает возведение храма с домом причта, оградой и благоустройство территории.

Такую оценку подтверждают и данные заместителя генерального директора «Мосстроймеханизации-5» (МСМ-5) Льва Зарицкого, чья компания строит два храма — храм Казанской иконы Божьей Матери на улице Староорловская, владение 106, и храм святого Гермогена на улице Осенняя, владение 33. «Стоимость строительства храма Казанской иконы Божьей Матери составляет порядка 180 миллионов рублей, а вообще сметная стоимость проекта, который разработал МНИИТЭП, около 270 миллионов рублей на 500 прихожан, проект «Моспроекта-3″ на 200 прихожан – порядка 160 миллионов рублей», — уточняет собеседник агентства.

При этом, рассказывает он, фактически застройщик отдает приходу «коробку» храма, а внутренними сетями и украшением прихожане уже занимаются самостоятельно, собирая средства и ища спонсоров.

Кстати, недавно на вопрос стоимости строительства храмов обратил внимание и патриарх Московский и всея Руси Кирилл, предложивший на заседании попечительского совета Фонда поддержки строительства храмов Москвы подумать об удешевлении строительных работ, например, за счет проектной документации повторного применения. «Здесь существуют некоторые законодательные ограничения, но в том случае, если проектно-сметная документация становится собственностью религиозной организации, то сама организация имеет полное право разделить этот ресурс с другими приходами. Это может значительно удешевить последующее строительство», — подчеркнул тогда глава РПЦ.

От модульных к индивидуальным

При анонсировании «Программы 200» большие опасения у общественности вызывали архитектурные достоинства модульных храмов, но возможности строительных компаний и себестоимость строительства, похоже, могут развеять эти страхи.

«Предполагалось, что первые храмы должны были быть типовыми из панели, но мы построили в монолите и кирпиче, так что храм получился индивидуальным. Для нас это опыт действительно интересный. Технически мы готовы к строительству таких храмов, потому что у нас большой опыт работы по монолитному домостроению», — рассказывает Зарицкий.

Он поясняет, что домостроительные комбинаты не принимают участие в процессе, поскольку из-за ограниченного количества возводимых храмов им пришлось бы переналаживать свои мощности, что в результате дало бы удорожание на 30-35%.

Компания «Сатори», возводящая в рамках «Программы 200» основной храмовый комплекс МГИМО в честь Святого Благоверного князя Александра Невского на улице Лобачевского, церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы на улице Кетчерская, владение 2, и церковь в честь Пророка Божия Илии на пересечении улиц Грина и Куликовской, также использует монолит и кирпич. «Специфика строительства храмов в том, что необходимо монтировать сложные монолитные криволинейные конструкции, создавать фигурную кирпичную кладку. Есть специфика в монтаже и золочении куполов, но для профессионалов подобные объекты – не сложнее, чем другие сооружения», — утверждает гендиректор ООО «Финансово-промышленная корпорация «Сатори» Тенгиз Каджая.

А вот концерн «Крост», строящий по программе храм Иверской Иконы Пресвятой Богородицы на западе столицы и два храмовых комплекса на северо-западе, по словам главы компании Алексея Добашина, использует продукцию собственного промышленного комплекса. «Это фабрика «Мажино» по производству сборного железобетона, сеть заводов «Бетон 222», фабрика «Готика» по изготовлению элементов мощения, деревообрабатывающий комбинат «Декон», завод металлоконструкций», — уточняет он.

Архитектурные изыски и каноны

Отдельный вопрос в современном храмовом строительстве в Москве – это внешний вид храмов. «Программа 200» на сегодняшний день располагает вариантами архитектурных решений фасадов от нескольких крупных проектных институтов – «Моспроекта-2» имени М.В. Посохина, МНИИТЭПа и «Моспроекта-3». Ресин благодарен им за разработку вариантов недорогих быстровозводимых храмов, которые с различными модификациями строятся в рамках программы, хотя есть и уникальные проекты, к примеру, храм Дмитрия Донского на Полярной улице.

Но если придут новые архитектурные бюро, то программа от этого только выиграет, добавляет советник мэра Москвы.

«Главное, чтобы проект был качественным и недорогим, ведь программа реализуется на народные деньги и цель ее – обеспечить храмами те районы, которые в них остро нуждаются. А значит, затягивать строительство, заставлять людей ждать или тратить народные деньги на какие-либо излишества мы не можем», — поясняет Ресин.

А вот главный архитектор столицы Сергей Кузнецов обращает внимание на «принципиальность» хорошей архитектуры и «правильного» места при строительстве новых храмов в городе. В идеале, считает он, на одну-две храмовые площадки надо было бы провести показательный конкурс и «сделать там классные вещи».

Кроме того, настаивает чиновник, храмовое строительство нуждается в том, чтобы каноны были четко описаны в неких гидах или техзаданиях.

Своя позиция существует у Кузнецова и относительно того, как должен выбираться земельный участок для возведения храма. «У меня очень простая точка зрения, которая продиктована моими знаниями и любовью к урбанистике. Конечно «храм в парке» звучит приятно, но лучше всегда выбирать такое место для нового строительства (не только, кстати, для храма), которое по своей сути является «нездоровым», чтобы изменить его» — считает он.

Все мировые урбанисты, напоминает главный архитектор Москвы, рекомендуют развивать не те места, которые уже обжиты и любимы людьми, ведь это чревато протестами и общественным напряжением, а, напротив, площадки, по каким-то причинам еще не вошедшие в оборот в общественном сознании.

В целом можно сказать, что строители, которые часто выступают меценатами, делают это не ради славы, а потому что считают, что возведение храмов идет на благо общества. И хотя строительный рынок в этой сфере можно назвать достаточно конкурентным, тем не менее компании, возводящие храмы, должны обладать особыми мощностями и значительным опытом, чтобы храм не только занял свое пространство в городе, но и был любим и посещаем.

Сайт РИА-Недвижимость