+7 495 730 71 11

Форма обратной связи
(*) - обязательные поля

Разборка на Тверской

Еще четыре месяца назад по коридорам гостиницы «Интурист» бродили в растерянности горничные, снимая в номерах занавески. Сегодня здесь другая жизнь. Круглосуточная.

В этой новой жизни после десяти часов отключаются пневматические и гидромолоты до семи утра. С руководителем проекта разборки гостиницы от фирмы «Сатори» Виктором Шамриным мы стоим на «крыше» «Интуриста», укороченного на пятнадцать этажей. Отсюда, с седьмого «неба», Тверская тоже выглядит очень даже ничего, даром что дождь идет пополам со снегом. Вниз уходит женское лицо: плакат-реклама, отгородившая стройку от прохожих. Шамрин улыбается: — Не успевают повесить, приходится снимать — разбираем быстро…

Секрет успешной работы: здесь хорошо платят. Николай Девин ездит в Москву из подмосковного Тучково, что в семидесяти километрах от столицы. Два часа в один конец. Уезжает из дома в пять утра, возвращается в 12.30. Шесть лет уже в таком темпе работает. Женат, двое детей.

Вспоминаю утреннюю сцену в вагончике бытовки. Нехилый парень робко интересуется у Шамрина: можно ли снова попробовать? «Если работать будешь — приходи», — отвечает тот. А мне объясняет: не каждый выдерживает темпа и нагрузок. Нынешний визитер уже трудился на «Интуристе» пару месяцев назад, не выдержал. А здесь никому скидок не делают. И если заметят пьяным — расстаются в ту же секунду. Перевоспитанием не занимаются. За полгода состав строительной бригады обновился на тридцать процентов. Работают россияне: чтобы нанять эсэнговцев, нужна лицензия, а зачем тратить деньги, если и своих кадров предостаточно. Правда, есть проблема: не хватает квалифицированных рабочих. Это общая беда всех российских строек. Широкий поток трудящихся из многочисленных ПТУ иссяк, приходят отцы семейств, решившие заработать, а квалификации — никакой.

Нынешняя разборка — дело уникальное. В прежние времена материалов не жалели. Ни металла, ни бетона: не свое…

— Такой мощный наброс штукатурки, — жалуется Шамрин.

— Смотрите, какая толстая угловая колонна. Ее не отделишь от стены, долбить надо. Потому и разбирать трудно.

В начале года работа была поручена фирме, которая успешно завалила дело. Новый подрядчик принял хозяйство в середине лета, а сроки сноса никто менять не собирался, и потому задача стояла тяжелая вдвойне. Никто в стране еще не ломал небоскребов. Решено было убирать блоки по отдельности, дробя в щебень железобетонные перекрытия, которые не поддавались разборке. Для этого на верхний этаж затащили тяжелую технику, установив ее на стальных листах сантиметровой толщины. Чтобы строение не сложилось подобно карточному домику, изнутри каждый этаж укрепили телескопическими колоннами.
— Раньше, когда были пятиэтажки, рядом с домом ставили кран. Мы подняли мелкую технику прямо на этажи, где разрушаем часть плит с помощью гидромолота. Через лифтовые шахты опускаем вниз, как и металлические конструкции, которые режем заранее. Этот способ наша фирма придумала. Ведь если здание находится в центре города, его нельзя взорвать…

Совсем скоро строители доберутся до подвала. «Вот там умирать будем», — говорит Шамрин. В смысле — предстоит самое сложное.

Что такое подвал? Два этажа технических помещений, которые обеспечивают жизнедеятельность гостиницы. Огромное количество инженерных сетей и коммуникаций, связанных с вентиляцией, связью, электрикой, водоснабжением.

Мало кто знает — в подвале «Интуриста» были специальные скважины, на случай отключения здания от системы центрального водоснабжения. А вот чего не было из ожидаемого вполне — так это жучков в стенах. И правда: зачем интерьер портить, если в любую розетку и в любой телефонный аппарат нужный приборчик пристроить можно — номера-то, они всегда были в распоряжении «кого надо».

В начале декабря на месте «Интуриста» возникнет котлован.

Газета «Время»